Назад

Дело «витебских террористов»: самый большой вещдок и невосполнимые потери

В деле «витебских террористов» сотни вещественных доказательств, но самым крупным вещдоком следствие признало искореженный взрывом 11 апреля на станции метро «Октябрьская» второй вагон состава.

По существующему законодательству он должен храниться в неприкосновенности до решения суда.

Сегодня этот вещдок на колесах с бортовым номером 1494, как ранее сообщалось на судебном следствии, находится на ответственном хранении в элетродепо «Московская».
Двенадцатый день слушаний начался с показа видеозаписи, на которых зафиксирован наружный и внутренний осмотры состава электропоезда, который в тот вечер не доехал до станции назначения.

Оператор неторопливо направлял и фиксировал камеру на последствиях теракта.

Значительная часть съемок была уделена именно второму вагону.

Ему досталось больше всех.

На обшивке видны множественные вмятины, а в нескольких местах настоящие пробоины размером с кулак взрослого человека.

Стекла окон, понятно, вышиблены.

Внутри вагона - словно ураган прошелся: вырванные сиденья, ошметки обшивки, покореженные поручни, усеянный битым стеклом пол со следами, как выражаются эксперты, «вещества бурого цвета».

(В том, что это кровь нет никаких сомнений).

Камера зафиксировала и множество вещей пассажиров.

Вот лежит чья-то шляпа, невдалеке от нее толстая записная книжка, какие-то документы, а буквально впритык друг к другу - несколько мобильных телефонов, один из которых вдруг оживает мелодией вызова абонента.
Из предметов, которые особо интересовали криминалистов, в кадр попал металлический шарик.

Вся съемка велась без комментариев, но здесь за кадром послышалось: «А отпечатки пальцев на шарике могли сохраниться?»...

Ответ потонул в шуме работающего депо.

Общее впечатление от таких сюжетов, конечно, гнетущее.

Во время их просмотра вспомнились оглашенные в ходе суда показания на следствии Дмитрия Коновалова, который рассматривал как вариант места взрыва и непосредственно сам вагон.

Что бы натворила бомба, если бы она взорвалась внутри переполненного людьми состава? Что происходило в первые секунды после детонации, в ходе допросов следствию рассказали сами потерпевшие, их которых 125 человек ранее написали заявления, чтобы оглашение их показаний, в том числе и в части материального ущерба от теракта, рассматривались в суде в их отсутствие.

К месту заметить, часть пострадавших вообще никак не отреагировала на судебные повестки.

Председательствующий Александр Федорцов с учетом полученных психологических травм счел их неявку уважительной причиной.

Рассказы всех пострадавших пассажиров однотипны до определенного момента.

В ту роковую минуту они оказались на «Октябрьской» по ряду житейских причин: кто-то возвращался домой с работы, кто-то ехал по делам...

Согласно озвученным заключениям экспертиз, тяжкие телесные повреждения получили люди, находившиеся в эпицентре взрыва: возле скамейки, где была бомба, и в районе первой двери второго вагона.

В 465 томе уголовного дела находятся показания Ярослава П.

В момент взрыва он сидел на скамейке, дожидаясь своего друга и, конечно же, не знал, что в считанных сантиметрах от него в сумке находится бомба: «Когда раздался взрыв, я упал, а потом увидел, что у меня нет обеих ног».

Не мене трагичны и другие истории.

Виктория П.

потеряла ногу, а Артем Д.

ослеп на один глаз...

Некоторые из потерпевших сперва видели вспышку желтого цвета, потом слышали громкий хлопок и...

все.

Приходили они в себя уже наверху, кто и как их выносил, они не помнили.

У других - наоборот, память сохранила все до мельчайших подробностей: стоны, оторванные части тел, яму в месте взрыва.
Менее тяжкие телесные повреждения получили пассажиры, которые находились на ленте ближайшего к эпицентру взрыва эскалатора.

Они больше всего пострадали от взрывной волны и посыпавшихся сверху металлических конструкций.

В этой толчее оказалась пожилая женщина с двухлетним внуком.

На удивление, они не пострадали физически.

Однако бабушка приобрела психическое расстройство.

Легкие телесные повреждения с кратковременным расстройством здоровья получили пассажиры, которые выходили из третьего вагона или находились на той части станции, которую прикрыли от взрывной волны лестничные пролеты перехода в тоннель.

Потеря личных вещей, одежды, обуви, которые сложились в материальный ущерб, в данном случае, лишь обязательная формальность.

Минимальная оглашенная сегодня в суде сумма потерь составила 30 тысяч рублей, максимальная - 3 миллиона 995 тысяч рублей.

Несколько потерпевших сочли свои потери как не представляющие особой ценности.

Все эти утраты - восполнимы.

Чего нельзя сказать о здоровье и жизни.

Ожидается, что завтра в суде будут оглашены заключения экспертов о причинах смерти 15 жертв теракта 11 апреля.